«Любая власть не может бить и унижать». Глава EPAM Украина о ситуации в Беларуси

Юрий Антонюк, глава украинского офиса EPAM, дал интервью изданию DOU. Выбрали цитаты про Беларусь. 

«Любая власть не может бить и унижать». Глава EPAM Украина о ситуации в Беларуси

Юрий Антонюк, глава украинского офиса EPAM, дал интервью изданию DOU. Выбрали цитаты про Беларусь. 

Юрий Антонюк

Карьеру начал в 1988 году научным сотрудником и преподавателем по вычислительной технике в Военной академии Республики Беларусь. В 90-х работал в минской компании «Мегалот», которая разрабатывала ПО для азартных игр. Работает в EPAM c 2000 года. Начинал с позиции лида команды тестировщиков. С 2006 года возглавляет украинский филиал компании. 

О протестах в Беларуси

Смотрите. Во-первых, я в Беларуси очень много проработал и знаю эту страну. У меня жена из Беларуси. Я хорошо понимаю людей и то, что там происходит. Собственно говоря, один из мотивов, почему я оттуда уехал, было как раз то, что в стране сейчас происходит.

Сейчас очевидно, что нельзя построить какую-то успешную экономику, не давая людям выразить свою точку зрения. Но я, конечно же, не участвовал в принятии решения в белорусском офисе ЕРАМ, потому что, еще раз говорю, его принимали люди, которые там работают и видят ситуацию. Аркадий озвучивал неоднократно позицию и подписал письмо от бизнеса, в том числе.

Я считаю, что любая власть, неважно — в Беларуси, Украине, — не может бить, прямо унижать, создавать своим жителям условия, в которых они находятся под силовым воздействием. У нас же было то же самое или близко к этому. Поэтому любой ответственный бизнес должен на это отреагировать.

Где стабильнее — в Беларуси или Украине

Думаю, более стабильная система — это та, где человек может чувствовать себя защищенным. Почему меня интересует человек? Потому что, как мы уже говорили, это Human Capital, то есть наш бизнес основан на наличии талантливых людей. Если талантливый человек или нормальный специалист чувствует себя защищенным в стране, то там он может развиваться. То, что сейчас происходит в Беларуси, конечно же, никоим образом не может создавать у людей ощущения спокойствия.

Для меня важно, что в Украине есть возможность нормально работать и развиваться. С этой точки зрения я все-таки оцениваю, что у Украины больше шансов, чем у Беларуси. Потому что с самого начала, как Союз развалился, Украина была более открытой страной. Да, у нас тут больше бардака, как вы говорите. С другой стороны, я думаю, что развитие до какой-то степени подразумевает хаос. Какую-то степень хаоса, чтобы использовать более культурное слово, чем «бардак». Потому что нельзя развивать какую-то систему, которая застывшая как монолит.

Я думаю, что лучше, чтобы было больше безопасности у людей и уверенности, что все хорошо, чем какая-то гипотетическая стабильность, которая в любой момент может быть нарушена авторитарными желаниями. Со времен Оранжевой революции, когда я переехал, всегда были сложные моменты, но в целом я вижу, что у Украины хороший потенциал. Нам надо его не потерять. Может, я бы тоже был вынужден отсюда уехать, если бы Украина превратилась в такой оплот стабильности, но при этом у людей отсутствовало бы право голосовать или высказать свое мнение.

Я думаю, что это важно, особенно для молодых людей, которые хотят развивать свое общество. Выбор все-таки больше за свободой. А если при этом уже чуть больше бардака, ну что же, будем немного с ним мириться. Как-то так.

Почему украинский офис меньше белорусского

Ответ исторически простой, потому что Украина началась 15 лет назад, а Беларусь больше 25 лет назад. Но это, конечно, не самый точный ответ. Потому что известно, что Украина в несколько раз больше, чем Беларусь. Можно было более быстро расти. Но мы хотим дать возможность всем странам развиваться. Грубо говоря, EPAM в Украине мог бы расти в два или три раза быстрее, просто набирая больше людей. Но когда руководите крупной компанией, то всегда пытаетесь диверсифицировать свои риски.

Вы, конечно, можете сказать, что давайте какую-то территорию будем развивать более динамично, чтобы она выросла. Так некоторые компании и сделали. А потом, представьте себе, что у вас тут что-то происходит. Какой-нибудь кризис. Неважно какой — политический, географический, экономический. Вы сразу же ставите свой бизнес под удар. Если вы распределены по большой корзине, особенно если часть за пределами ЕС, а часть внутри ЕС, то намного безопаснее себя чувствуете. Например, сейчас в Беларуси проблемы. Есть Украина, которая может перетянуть на себя большую часть проектов.

Мы стараемся придерживать минимум 20% роста для каждой страны. Если кто-то может делать больше, например Украина, то даем больше расти. Поэтому мы за 10 или 15 лет выросли почти до размера Беларуси. У Беларуси меньше темпы роста, но все равно какие-то темпы роста должны быть. Если вы не даете растить какую-то локацию, люди там начинают сильно скучать.

Мы растём в Украине быстрее других стран, быстрее всех. Я думаю, что в этот год, если бы не было коронавируса, мы бы уже были близки к 10 000 человек, а так выйдем на уровень 9 с чем-то тысяч. Темпы роста в Украине быстрее, чем в других. Это как раз то, что меня удерживает. Я же мог поехать и в какую-то другую страну, в Америку. На самом деле, я считаю, Украина в Восточной Европе — это самый идеальный полигон для развития крупного ІТ-бизнеса. Потому что уникальное сочетание и размера, достаточно большого скейла, и хорошего качества, и хорошего отношения к работе, и фокусировки на то, чтобы достичь что-то, что-то сделать.

Из армии в ИТ: история успеха главы «EPAM Украина»
Из армии в ИТ: история успеха главы «EPAM Украина»
По теме
Из армии в ИТ: история успеха главы «EPAM Украина»
Раньше — карьера, теперь — страх. Добкин о переезде сотрудников EPAM и планах в Беларуси
Раньше — карьера, теперь — страх. Добкин о переезде сотрудников EPAM и планах в Беларуси
По теме
Раньше — карьера, теперь — страх. Добкин о переезде сотрудников EPAM и планах в Беларуси
Собрали для вас скидки к Black Friday

Разбираемся в украинском ИТ. Подписывайтесь на наш Телеграм-канал и будьте в курсе последних новостей!